Новости

НИКОЛАЙ II. ЦАРЬ, КОТОРЫЙ ХОТЕЛ МИРА,

Блажени миротворцы: яко тии сынове Божии нарекутся (Мф 5:9)


В этом году отмечается 150-летие со дня рождения русского императора Николая II и 100 лет со дня его убийства. Я бы хотел затронуть тему его пацифизма, который следует отличать от пацифизма капитулянтского, который нам часто пытаются навязать. Глубоко религиозный человек, Николай II был убеждённым противником войн и кровопролития. При этом, важно отметить, он не был толстовцем и пораженцем, он желал лишь недопущения войны, стремясь все противоречия решить миром, но при этом укрепляя армию и флот как залог безопасности страны. В этом он продолжал курс своего отца, которого прозвали Царём-Миротворцем. Он считал, что Россия не нуждается в завоеваниях и что силы и средства необходимо направлять на внутреннее развитие, на внутренние дела, главным образом, на воспитание и просвещение народа. Конечно, царствие императора Николая II было омрачено двумя войнами – русско-японской и Первой мировой, но обе эти войны начинались не по воле Государя.


Князь Алексей Лобанов-Ростовский, министр иностранных дел Российской Империи (1895 – 1896), сумевший добиться пересмотра Симоносекского мирного договора.


Главной задачей его внешнеполитического курса  было сохранение status quo в Европе и недопущение в ней большой войны. Для индустриализации и спокойного развития страны был необходим внешний и внутренний мир. Диалог с правительствами ведущих держав мира был необходим для этого. Франко-русский союз использовался как орудие европейского замирения. Но не забывали и о Германии. Министр иностранных дел Муравьёв в 1897 году говорил Бернхарду фон Бюлову, что Николай II «в силу глубочайшего убеждения желает мира повсюду, но особенно в Европе и в частности между Россией и Германией». Главной задачей было обеспечить мир с Германией и дружбу с Францией. Император подчёркивал всегда, что сама мысль о войне вызывает у него неприязнь. Начало правления императора ознаменовалось совместными действиями России, Франции и Германии против излишних аппетитов Японии. Дело в том, что в 1895 году эта страна закончила войну с Китаем, одержав уверенную победу и начала диктовать ей свои условия мира. Был заключён Симоносекский мир, согласно которому Китай уступал победительнице Формозу (Тайвань), Пескадорские острова и Ляодунский полуостров, а также отказывался от своих прав в Корее и был принуждён выплатить контрибуцию. Занятие Японией Ляодунского полуострова обеспокоило Россию, так как давало Японии опорную точку на материке и ключ к Печилийскому заливу. Для нашей страны подобная ситуация была неблагоприятна, поскольку наши приморские владения прежде были отделены от Японии морем, а теперь эта держава высаживалась на материке, на котором у России имелись свои серьёзные интересы. Россия встревожилась усилением Японии и решила противостоять этому едиными усилиями европейских держав. Англия заняла нейтральную позицию в данном вопросе. Союзниками России в данном вопросе стали две европейские державы – Франция и Германия. Первую с Россией связывал заключённый ещё при прошлом царствовании союзный договор, вторую – личные дружественные и родственные связи двух монархов. Как отмечал Ольденбург, «Россия не желала раздела Китая. Она стремилась сохранить его в целости, с тем, чтобы утвердить в нём свое первенствующее влияние». России было выгодно иметь рядом единый, сильный, но неподвижный Китай, что считалось залогом спокойствия для России на Востоке. К тому же в едином и целом Китае Россия могла иметь первенствующее влияние. Министр иностранных дел России Лобанов-Ростовский немедленно вошёл в соглашение с Германией и Францией, изъявившими согласие поддержать требование России, после чего, без всякого промедления Россией был поставлен ультиматум Японии. 23 апреля 1895 года в Токио министру иностранных дел Японии графу Муцу выдвинули свои требования посланники трёх великих европейских держав – России (Михаил Хитрово), Франции (Жюль Арманд) и Германии (барон фон Гутшмид). Последний сказал при этом весьма решительную фразу: «Сопротивление трём великим державам было бы бесполезно». В случае отказа соединённый флот трёх держав должен быть прервать сообщение между Японией и её войсками, находившимися на материке. Япония уступила. Ляодунский полуостров был возвращён Китаю, но сумма контрибуции была повышена. Данный шаг был весьма существенным, так как, отмечает Ольденбург, «объединение массивного Китая с технически сильной Японией переменило бы соотношение сил не только в Азии, но и во всём мире». Этот шаг послужил России только к выгоде:  с Китаем был заключён договор, по которому Россия обещала ему свою поддержку, получая взамен разрешение провести Великий Сибирский путь (знаменитая Транссибирская ж/д магистраль) через территорию Маньчжурии, а Ляодунский полуостров в декабре 1897 году был занят русскими в ответ на захват в ноябре того же года немцами Циндао, и в марте 1898 года по соглашению с Китаем отдан России в аренду.


Фёдор Фёдорович Мартенс – выдающийся юрист-международник, один из организаторов Гаагской мирной конференции, многолетний номинант на Нобелевскую премию мира.


29 августа 1898 года по инициативе русского царя была созвана Гаагская мирная конференция. Она открылась 6/18 мая 1899 года, в день рождения Николая II, и проходила по 17/29 июля. В ней приняло участи 26 государств. Председательствовал барон Егор Егорович (Георг Карл Фридрих) фон Сталь (1822 – 1907), посол Российской Империи в Великобритании (1884 – 1902). Было принято 3 конвенции (О мирном решении международных столкновений; О законах и обычаях сухопутной войны; О применении к морской войне начал Женевской конвенции 10 августа 1864 года) и 3 декларации (О запрещении на пятилетний срок метания снарядов и взрывчатых веществ с воздушных шаров или при помощи иных подобных новых способов; О неупотреблении снарядов, имеющих единственным назначением распространять удушающие или вредоносные газы; О неупотреблении пуль, легко разворачивающихся или сплющивающихся в человеческом теле). В 1901 году Николай II был выдвинут на Нобелевскую премию как инициатор созыва Гаагской мирной конференции 1899 года вместе с выдающимся российским юристом-международником и одним из организаторов конференции Фёдором Фёдоровичем (Фридрихом Фремхольдом) Мартенсом (впоследствии выдвигался ещё неоднократно до 1908 года) и банкиром и представителем России на конференции Иваном Станиславовичем (Яном Готлибом) Блиохом, который был автором книги «Будущая война и её экономические последствия» (в 6 томах; 1898). Это были первые российские номинанты на Нобелевскую премию мира. Николай II был не понят другими монархами, кайзер откровенно смеялся над его мирной инициативой: «Чтобы он [Николай II – С.З.] не оскандалился перед Европой, я соглашаюсь на эту глупость. Но в своей практике я и впредь буду полагаться и рассчитывать только на Бога и на свой острый меч. И *** мне на все эти постановления!» Но это было желание глубоко верующего христианина прекратить войны. Последующие события доказали правоту русского царя, который всей душой желал избежать подобной катастрофы.


Вячеслав Константинович фон Плеве, министр внутренних дел (1902 – 1904), замечательный российский государственный деятель, погибший от рук террористов.


Есть известное выражение «маленькая победоносная война» приписывается министру внутренних дел Вячеславу Константиновичу фон Плеве, которые тот якобы сказал в разговоре с военным министром Алексеем  Куропаткиным. Источником этой фразы являются мемуары графа Сергея Витте, который ненавидел Плеве и радовался его гибели от руки террориста. Также отсылают к разговору Куропаткина с Плеве, описанному в книге А.А.Морского «Исход российской революции 1905 г. и правительство Носаря» (1911), где автор ссылается на некие «неизданные мемуары» Куропаткина, которых в реальности не существовало. В дневниках бывшего военного министра, при описании разговоров с Плеве, нет этой фразы. Судя по всему, это подлог. Эти слова изначально принадлежат госсекретарю США Джону Хею, который написал их в письме Теодору Рузвельту от 27 июля 1898 года – a splendid little war (блестящая маленькая война). Эти слова Рузвельт опубликовал позже в книге «Описание испано-американской войны» (1900). Таким образом, можно с уверенностью сказать, что эти слова Плеве не принадлежат.


Мирные переговоры в Портсмуте (США), 1905. Главы российской делегации граф Витте и барон Розен, президент США Рузвельт и руководители японской делегации.


Русско-японская война началась не по воле русского царя. Он её не желал и старался решить противоречия мирным путём, но без ущемления интересов России. 1 февраля 1904 года перед придворным балом к императору подошла жена русского посла в Лондоне графа Александра Константиновича Бенкендорфа графиня Софья Петровна Бенкендорф (урождённая графиня Шувалова), чей сын, лейтенант флота граф Константин Бенкендорф, служил на одном из кораблей эскадры в Порт-Артуре. Она спросила Государя о возможности начала боевых действий противЯпоний, на что тот ответил: «Я войны не хочу, и её не будет». Великая княгиня Елизавета Фёдоровна (св.прмц.Елисавета) писала 6 августа 1915 года игумену Серафиму (Кузнецову): «Государь войны не желал, война вспыхнула вопреки его воле, как вспыхивает пожар вопреки [воле] хозяина». Япония искала повод для начала войны в удобный для себя момент. Объектом противоречий стала Корея, которую хотела захватить Япония и которую хотела иметь в сфере своего влияния Россия. Столкновение было неизбежным, Николай II это понимал и готовился к тому, чтобы отразить нападение, но прежде всего он старался отсрочить эту войну, идя на некоторые уступки. Однако уйти из Кореи и Маньчжурии он не желал, поскольку стоял вопрос о доступе к незамерзающим морям. Как развивались события? Решение о начале войны с Россией было принято на совместном заседании членов тайного совета и всех министров 4 февраля 1904 года, а в ночь на 5 февраля было отдано распоряжение о высадке в Корее и об атаке русской эскадры в Порт-Артуре. 5 февраля министр иностранных дел Японии Дзютаро Комура телеграфировал послу в Петербурге о прекращении переговоров и разрыве дипломатических отношений с Россией, о чём было объявлено на следующий день. 8 февраля началась высадка частей 1-й японской армии в Корее. В ночь на 9 февраля, до официального объявления войны, японские миноносцы провели торпедную атаку на русские корабли на внешнем рейде Порт-Артура. 9 февраля японская эскадра в корейском порту Чемульпо атаковала находящиеся там русские корабли крейсер «Варяг» и канонерку «Кореец». Таким образом, мы видим, что Япония совершила акт агрессии и напала на Россию первой. Стоит отметить, что Британская империя и США поддержали Японию и её агрессию против России. В Лондоне цинично назвали войну «Борьбой Японии за свободу» (от кого? чего?) Теодор Рузвельт давил на Францию, заявив, что если она вступит в войну на стороне России, то США вступят в неё на стороне Японии. Американская печать, тем более подпитываемая еврейским лобби, была активна враждебна России. «Нет сомнения, что без обеспечения Америки и Англии Япония не сунулась бы с нами в войну», отмечал Михаил Меньшиков. Франция и Германия осудили японскую агрессию, но заняли нейтралитет.  Стоит отметить, что, несмотря на поражения, в целом, Россия могла ещё воевать достаточно долго, тогда как Япония была истощена войной. Именно со стороны Японии прозвучали предложения о переговорах. Наконец, после активного давления со стороны США и Германии, Николай II на переговоры согласился. Они прошли в американском Портсмуте. Российскую делегацию возглавил Сергей Витте, которому лично император приказал ни в коем случае не соглашаться на контрибуцию и не отдавать ни пяди русской земли. Российская делегация категорически отвергла предложения Японии, которые назвала неприемлемыми, и стояла на своём. Испуганная перспективой продолжения войны, Япония дрогнула и пошла на уступки. С американской стороны последовало давление на Россию с целью вынудить её принять условия Японии, но Витте был твёрд в отстаивании российской позиции. В итоге, мирный договор был заключён 5 сентября 1905 года. Условия договора были значительно ближе к российской, нежели японской программе мира. Японской общественностью договор был воспринят как унижение и это вызвало массовые беспорядки в Токио, в ходе которых погибло 17 человек и было ранено около тысячи, а правительство Кацура Таро было вынуждено уйти в отставку. Эти беспорядки открыли 13-летний период массовых народных недовольств и выступлений в Японии. Россия же потеряла юг Сахалина, уступила Японии арендные права на Ляодунский полуостров, часть Южно-Маньчжурской железной дороги и признала Корею сферой японского влияния (в 1910 году Япония её оккупировала). За Портсмутские мирные переговоры Теодор Рузвельт получил Нобелевскую премию мира, которую в своё время не дали Николаю II (его Рузвельт ненавидел и даже повесил портрет царя в своём тире). А Витте удостоился от Государя титула графа.


Николай II и Вильгельм II.


При всех своих мирных инициативах, Государь не забывал наращивать военную мощь, укреплять армию и флот, которые являются надёжным залогом безопасности. Только сила страны может обеспечить мир, только сильный способен не допустить войны. Необходимо было быть готовыми в случае агрессии отразить нападение врага на Россию. «Мир важнее всего, если только честь не задета», говорил он. «Если когда-нибудь он поведёт войну в Европе, то только потому, что будет считать себя подвергшимся нападению со стороны другой великой державы», говорил о царе принц Генрих Прусский. Первая мировая война также началась против воли царя. В 1911 году он писал русскому послу в Болгарии Неклюдову: «Я не хочу войны. Я сделал своим непреложным правилом предпринимать всё, чтобы сохранить моему народу все преимущества мирной жизни. В этот исторический момент  необходимо избегать всего, что может привести к войне». В октябре 1912 года царь заявил на заседании Совета министров: «Я не допускаю мысли о войне». Генерал Брусилов позже вспоминал, что «император Николай II был враг вообще всякой войны, а войны с Германией в особенности». Пьер Жильяр вспоминал, что царь говорил: «Я сделал всё, что мог, чтобы избежать этой войны, я шёл навстречу всем уступкам, совместимым с нашим достоинством и национальной честью». Николай II 29 июля 1914 года направил телеграмму кайзеру Вильгельму с предложением «передать австро-сербский вопрос на Гаагскую конференцию» (в международный третейский суд в Гааге), но Вильгельм II на неё не ответил. 31 июля Россия объявила всеобщую мобилизацию, с целью отрезвить Германию и быть готовыми на случай, если война всё-таки начнётся. На следующий день Германия объявила войну России и напала на Люксембург, 3 августа объявила войну Франции, а 4 августа вторглась на территорию Бельгии.


Борис Штюрмер, министр иностранных дел (1916). Сумел добиться закрепления для России права на Константинополь и Проливы, после чего союзники решили нанести России удар изнутри.


Встречается мнение о том, что Россия вступила в войну, чтобы занять черноморские Проливы и Константинополь. Однако обычно забывают о том, что в августе 1914 года Османская империя в войну не вступила, мало того – там шли споры, на чьей же стороне выступать. И хотя 2 августа был заключён германо-турецкий союзный договор, а в стране объявлена мобилизация, турецкое правительство опубликовало декларацию о нейтралитете. Большинство членов правительства и сам визирь выступали против войны. В войну Турцию ввязал Энвер-паша, активно сотрудничавший с германским командованием и имевшим ярко выраженные прогерманские симпатии. 11—12 ноября турецкий флот под командованием германского адмирала Сушона, который привёл 10 августа в Дарданеллы немецкие крейсера «Гебен» и «Бреслау», вошедшие в состав турецкого флота, обстрелял Севастополь, Одессу, Феодосию и Новороссийск. Это был самый настоящий кт неприкрытой агрессии, после которого никаких сомнений быть не могло, и 15 ноября 1914 года Россия объявила войну Турции. Однако вступая в войну, даже и против своей воли, было бы странно не преследовать в ней никаких целей, не приобрести ничего после победы над врагом. Вернуть исконно русскую Галицию у Австро-Венгрии, забрать у Германии Восточную Пруссию, Познань и Силезию – эти цели были оформлены значительно позже, когда уже вовсю шли боевые действия. Официально право России на приобретение Константинополя и проливов по окончании войны было закреплено в 1916 году. Министр иностранных дел (а также премьер и министр внутренних дел) Борис Штюрмер действовал по непосредственным указаниям Николая II с чрезвычайной смелостью и настойчивостью в деле обеспечения русских выгод в случае успешного окончания войны и добился согласия союзников на все русские требования, за что его невзлюбили представители союзников. Именно это и стало причиной клеветнической травли против министра, приведшей к его отставке.


Ханс-Нильс Андерсен, датский крупный предприниматель, выполнявший важные поручения датского короля. В 1915 году дважды посетил Россию, передав предположения о сепаратных мирных переговорах с Германией при посредничестве короля Дании, но получил категорический отказ.  


Во время войны, которую не он начал и которой он не желал, Государь был честен, порядочен и верен своему союзническому долгу. «Несмотря ни на какие препятствия или потери, Россия будет бороться с её противниками до конца». Германия пыталась зондировать Россию на предмет заключения сепаратного мира. Это делалось при посредничестве нейтральных стран. Одним из каналов была выбрана дружественная России Дания, при этом находившаяся под сильным германским влиянием. Король дани (1912 – 1947) Кристиан Х (1870 – 1947) приходился кузеном русскому царю. Датское правительство возглавлял с 1913 по 1920 годы лидер Социал-Либеральной партии Карл Теодор Сахле (1868 – 1946), бывший страстным борцом за мир и желавший, чтобы нейтралитет его страны не был нарушен. Министерство иностранных дел возглавлял выходец из знатной датской семьи Эрик Юлиус Кристиан Скавениус (1877 – 1962), сторонник «немецкого курса» - политики удержания Дании от участия в конфликте с Германией за счёт согласования интересов. Он поддержал требования немцев заминировать Датские проливы в августе 11914 года, чтобы избежать прохода в Балтийское море британских кораблей. Датским посланником в России (1912 – 1918) был его кузен Харальд Рожер Скавениус (1873 – 1939). Датский представитель в России пользовался особым расположением императорского двора по причине близкого родства датского короля с русским царём. Скавениус знал русский язык и бегло говорил на нём. В конце февраля 1915 года в Россию отправляется личный посланец датского короля крупный судовладелец, финансист и директор Восточно-Азиатской компании государственный советник (1900) Ханс-Нильс Андерсен (1852 – 1937) с целью произвести доверительное зондирование почвы для возможного заключения сепаратного мира с Германией. В Петрограде он встретился не только с Государем, но и с министром иностранных дел Сергеем Сазоновым, с бывшим премьером графом Витте (28 февраля/13 марта того же года он скончался) и вдовствующей императрицей Марией Фёдоровной (тётя короля Кристиана). На предложения о переговорах о сепаратном мире он услышал весьма негативные отзывы. Убедившись в отрицательном отношении к своей миссии в России, Андерсен отправился через Данию в Берлин, где встретился с рейхсканцлером (1909 – 1917) Теобальдом фон Бетман-Гольвегом и статс-секретарём иностранных дел (1913 – 1916) Готлибом фон Яговым, а 17 марта был принят в ставке лично кайзером. Им он поведал, что в Петрограде все «от царя до министра иностранных дел — идею сепаратного мира с Германией напрочь отвергают». На телеграмму датского короля дать ответ на его предложение направить в Копенгаген доверенное лицо для переговоров в начале июня 1915 года был получен «негативный ответ». Второй визит Андерсена в Россию состоялся в июле 1915 года и также закончился неудачей. Он снова встречался с государем и Сазоновым, но в этот раз отказ был ещё более решительным. Как сообщал из Копенгагена немецкий посланник (1912 – 1919) граф Ульрих Карл Кристиан Брокдорф-Ранцау (1869 – 1928) в министерство иностранных дел Германии, «склонности к сепаратному миру Андерсен не нашёл». 8 августа 1915 года Николай II решительно отверг предложение Дании стать посредником в возможных сепаратных мирных переговорах с Германией. Он дал понять, что мир может быть только общим, а переговоры о сепаратном мире нежелательны и невозможны. Переговоры же об общем мире были для германской стороны были также неприемлемы.


Владимир Ульянов (Ленин) хотел войны, чтобы иметь возможность, воспользовавшись ей, развязать гражданскую войну. Во время Первой мировой войны призывал к поражению России.


Не могу не обойти вниманием вот какую тему. Взглянем на человека, который стал убийцей императора, который захватил власть в России и уничтожил миллионы людей. Это – Ленин. Просто посмотрим на то, что он думал о возможной войне. Он очень её хотел и ждал. Ссылаясь на резолюцию Базельской конференции 1912 года,  Ленин  сформулировал лозунг: «Превращение современной империалистической войны в гражданскую войну есть единственно правильный пролетарский лозунг...» Война была нужна ему, необходима для исполнения его чёрных и мерзких целей. В январе (позднее 25-го числа) 1913 года Ленин писал Горькому из Кракова на Капри: «Война Австрии с Россией была бы очень полезной для революции (во всей Восточной Европе) штукой, но мало вероятия, чтобы Франц Иозеф и Николаша доставили нам сие удовольствие». Когда же война началась, то он буквально ликовал: «В каждой стране борьба со своим правительством, ведущим империалистическую войну, не должна останавливаться перед возможностью в результате революционной агитации поражения этой страны. Поражение правительственной армии ослабляет данное правительство, способствует освобождению порабощенных им народностей и облегчает гражданскую войну против правящих классов. В применении к России это положение особенно верно. Победа России влечет за собой усиление мировой реакции, усиление реакции внутри страны и сопровождается полным порабощением народов в уже захваченных областях. В силу этого поражение России при всех условиях представляется наименьшим злом». Так что Ленину война была нужна, он хотел её, чтобы использовать в своих собственных целях. В 1917 году большевики активно распространяли на фронте свои собственные газеты с пораженческой пропагандой, разрушительно воздействовавшей на воинскую дисциплину. Ленин активно поддерживал кампанию братаний с солдатами врага на отдельных участках фронта, говоря, будто всё это происходило стихийно и якобы против воли немецких офицеров. На самом же деле это было абсолютной и заведомой ложью: братания на Восточном фронте были хорошо подготовленной операцией, проводимой специально обученными солдатами и офицерами. Очевидно, что Ленин вполне мог быть в курсе реального положения дел и, возможно, даже проинструктирован как-то на этот счёт немцами. Через братания немцы получали информацию о настроениях и положении дел в русской армии. Всё это использовалось против России. 


В 1918 году большевики подписали похабный Брестский мир, обнуливший все достижения России и означавший позорную капитуляцию. Этот мирный договор позволил Германии воевать ещё несколько месяцев.


3 марта 1918 года захватившие в России власть большевики подписали с Германией сепаратный мир в Бресте, названный не иначе как «похабным». Германия оккупировала большие территории России – Малороссию, Новороссию, Крым, Донбасс. Один из членов советской делегации генерал-майор Скалон, по прибытии в Брест, первый же день переговоров, застрелился, не вынеся этого национального позора. 1 декабря 1917 года, узнав о начале мирных переговоров большевиков с немцами Николай II записал в дневнике: «Подобного кошмара я никак не ожидал. Как у этих подлецов большевиков хватило нахальства исполнить их заветную мечту – предложить неприятелю заключить мир, не спрашивая мнения народа, и в то время, что противником занята большая полоса страны?» Пьер Жильяр вспоминал о реакции Императора, узнавшего о подписании Брестского мира: «Как ни старался владеть собой Государь, при всей своей выдержанности он не мог скрыть своих ужасных страданий, которым он подвергался преимущественно со времени Брестского договора. С ним произошла заметная перемена. Она отражалась на его настроении, духовных переживаниях. Я бы сказал, что этим договором Его Величество был подавлен, как тяжким горем».


***


Какой же вывод можем сделать из того, что я сейчас озвучил? Император Николай II с юных лет был убеждённым противником войны и сторонником мира. Он делал всё, чтобы избежать большой войны, избежать втягивания в неё России, которая нуждалась во внутреннем и внешнем спокойствии для проведения в стране индустриализации и модернизации. К сожалению, его мирные начинания приходились по нутру далеко не всем, над Государем посмеивались, считая, что только война решит все вопросы. Великая мировая война, сотрясавшая мир с 1914 по 1945 годы показала, насколько он был прав. К сожалению, никто тогда не оценил по достоинству всех намерений русского царя, трагического погибшего 100 лет назад, и только в наше время уже ему воздаётся должное. Мы должны сегодня осознать то, что Государь хотел мира и благополучия своему народу и своей стране. Будучи глубоко верующим православным христианином, он был искренне убеждён, что человечество может жить без войн, в мире и согласии. И сегодня нам стоит помнить о его трудах во имя мира и спокойствия.


«Великая по своему благородству идея о «мире всего мира» принадлежит русскому Царю. Сын Царя-Миротворца, Император Николай II, выносил ее в своем сердце и решил осуществить ее на благо всего человечества путем созыва Гаагской конференции. He по вине русского Царя избавление культурного человечества от ужасов кровопролития не могло осуществиться. Теперь о предотвращении войн хлопочут и отдельные государственные деятели и Лига Наций, но мало кто думает о том, что впервые в широком масштабе, совершенно бескорыстно, поставил этот вопрос перед совестью всех правительств и народов коронованный Глава величайшей в мире Империи. Он, мечтавший о всеобщем мире, был втянут сначала в японскую войну, а затем в самую кровопролитную мировую борьбу, равной которой, по количеству жертв, не знает история. Победа сулила Ему новое расширение Российской Империи до Константинополя включительно и объединение всех славян в великий союз под мощным покровительством России... и, вместо этого, от русской земли отторгнуты целые огромные области», писал позже в своих мемуарах князь Феликс Юсупов. 


Использованная литература.


  1. Катков Г.М. Дело Корнилова. М., 2002. 
  2. Катков Г.М. Февральская революция. М., 2002.
  3. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Том 48.
  4. Мультатули П.В. Император Николай II: трагедия непонятого самодержца. М.,2018.
  5. Ольденбург С.С. Царствование императора Николая II.
  6. Серафим (Кузнецов). Православный Царь-Мученик. М., 1997.
  7. Соболев Л.Г. Русская революция и «немецкое золото». СПб., 2002.
  8. Фирсов С.Л. Николай II. М., 2010.
Конструктор сайтов
Nethouse